Общество


 

23:49 | 13.11.2018

«Люди сюда приходят с чистыми помыслами»

Начальник свердловского ОБОП – об интеллектуальной и этнической оргпреступности, «боевках», «ворах в законе» и гордости за подразделение

15 ноября отмечается 30 лет со дня образования подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД РФ. В Свердловской области ОБОП всегда показывал впечатляющие результаты своей работы, качественно отличаясь от других управлений полицейского главка, что принесло заслуженную славу бескомпромиссных борцов с бандитами. В преддверии юбилейной даты начальник отдела по борьбе с организованной преступностью Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области Сергей Максимов в интервью нашему изданию рассказал об особенностях ОПГ нового формата, итогах крупных спецопераций и об идее, с которой приходят служить в ОБОП оперативники.

– В конце октября в «Новой газете» вышел материал о разгуле криминала в Екатеринбурге. Ничего нового в публикации нет, но само сравнение уральской столицы и остальной части России, где, по всей видимости, более спокойно, удивило. Мы что, действительно отличаемся в этом плане от других регионов?

– Мне доводится часто бывать в других регионах России, и, в принципе, там тоже существуют такие проблемы. Все приводят в пример прогремевшее в 90-х ОПС «Уралмаш» со стрельбой, жестокими кровавыми разборками и так далее, но при этом у всех на слуху группировки солнцевских и орехово-зуевских в Москве, тольяттинских. Так что мы не передовики в этом плане, и сейчас гораздо спокойнее стало.

– Если ли сравнивать Екатеринбург образца 2005 и 2018 года, какую разницу вы видите?


– Разница огромная. В 2005-м я уже работал в УБОП и могу сравнивать ситуацию на личном опыте. Преступления середины 2000-х характеризовались большей жестокостью, было больше насильственных преступлений – убийств, вымогательств, похищений. Сейчас же организованная преступность стала более интеллектуальной. Раньше были вымогательства в чистом виде, когда бизнесменам говорили, что им нужна защита, и предлагалось либо заплатить деньги, либо, в случае отказа, у них сжигали имущество, оказывали физическое воздействие. Сейчас в этом плане бандиты более научены. Например, когда завязываются долговые обязательства, и человек берет, допустим, у кого-то 100 тысяч рублей в долг, и различные товарищи долг покупают, необоснованно требуя уже не 100 тысяч рублей, а миллион, два, три. Но основа вот таких требований – это именно долговые отношения, то есть они выстраивают диалог более грамотно. Конечно, сейчас имеют место быть и убийства и прочее, но, повторюсь, оргпреступность стала более интеллектуальной, и мы стали чаще регистрировать, к примеру, когда группа лиц занимается страховыми автомошенничествами.

– Например, банда Карапетянов?


– Да, это банда братьев Карапетянов и криминального авторитета Шоты Катамадзе, задержанных сотрудниками нашего подразделения. Уголовное дело
уходит на днях в суд. Нашим сотрудникам и следователям Главного следственного управления удалось доказать 28 эпизодов преступной деятельности. Также по страховым автомошенничествам работала группа Федотова – так называемого Сандро, «смотрящего» по Екатеринбургу. Другое направление свердловских ОПГ – это незаконные операции с недвижимостью. Так, за последние 3–4 года нашим подразделением пресечена деятельность пяти крупных организованных групп в сфере «черного риелторства». Это группа Гущина – Панарина, участникам которой в начале 2016 года дали длительные сроки, группа Владимира Мамнева в Нижнем Тагиле, группа Маркиной в Первоуральске, которой в августе 2017 года вынесли приговор. У каждой из них порядка 20 эпизодов. Сейчас в следствии находится масштабное дело по Андрею Серикову (на момент задержания являлся заместителем председателя региональной контрольной комиссии «Единой России». – Прим. ред.). То есть сейчас уклон криминала идет в направления, где необходимо выстраивать более сложные цепочки, для чего преступникам приходится искать связи в юридической сфере и среди сотрудников полиции. По тому же Катамадзе сотрудникам нашего подразделения удалось доказать причастность к получению взяток инспектором ГИБДД Заречного. Группе Катамадзе вменяется дача взятки по пяти эпизодам, а дорожному полицейскому, соответственно, их получение и изготовление бланка справок о ДТП, куда вносились ложные сведения.

– Кто в настоящее время является «смотрящим» за Свердловской областью?

– В настоящее время на территории региона находится один так называемый вор в законе, это Гия – Георгий Акоев. Сейчас он по большей части находится на лечении после отбывания наказания в местах лишения свободы. У нас правовое государство, и мы не можем человека из больницы вышвырнуть и попросить покинуть Свердловскую область. У него российское гражданство, он отбывал наказание в колонии и вернулся сюда по месту регистрации. Мы внимательно за ним наблюдаем, и, если с его стороны будут предприняты попытки начать криминальный передел, решать какие-то криминальные споры, естественно, мы будем реагировать. Мы не дадим им развернуться здесь – ни Акоеву, ни иным преступным элементам.

– Чувствуется влияние в регионе вора в законе Надира Салифова или других «воров»?

– Попытка захода на территорию Свердловской области и прилегающих регионов так называемых воров в законе идет, они успешно отбиваются. Такие попытки предпринимали Олег Герасимович – так называемый Муму – и Автандил Кобешавидзе. Все это пресекается. Есть попытки со стороны того же Салифова прощупать почву, но мы ситуацию контролируем. Разные люди от него приезжают, но еще никто здесь не задержался.

– Какое-то влияние на уровень преступности оказывают так называемые боевки? В конце октября незначительный конфликт на улице Омской в Екатеринбурге с их участием прогремел едва ли не на всю страну.

– Различные группы влияния, конечно, в городе есть. Молодые парни, которые много занимаются спортом, не могут найти себе применение в обычной жизни и так или иначе подвержены влиянию криминала, ищут для себя возможность где-то заработать. Сказать, что это является гигантской проблемой для города, нельзя, но периодически такие группы подтягивают для решения коммерческих споров. Конфликты вокруг здания бывшего казино «Цезарь» на Омской возникают регулярно. Нам поступила информация, что люди с оружием избивают друг друга, мы оперативно отреагировали, выехали на место с бойцами СОБР Росгвардии. К моменту приезда они успели разбежаться, осталось 11 человек. Изъяты следы крови, травматическое оружие. Сейчас изучается вопрос на предмет наличия в их действиях признаков какого-либо преступления.

– Другой громкий конфликт произошел в ресторане «Grand Урюк», когда посетители устроили стрельбу по охранникам. Характерно, что задержанием злоумышленников занимались именно сотрудники ОБОП. Чем это вызвано?

– Задержанные и находящиеся под стражей в СИЗО № 1 Микаил Белхароев и Магомед Беков широко известны среди предпринимателей Екатеринбурга, у бизнесменов возникали с ними разного рода конфликты. Наши сотрудники приложили огромное количество сил и энергии, чтобы довести по ним материалы до логического завершения, до возбуждения уголовного дела. Ранее материалы в большинстве своем оказывались отказные. В прессе информация по стрельбе и её участникам широко освещалась, и когда люди увидели, что полиция предпринимает реальные действия, то пострадавшие, которые раньше боялись жаловаться или считали, что полиция ничего не может, что все куплено и продажно, сейчас обращаются к нам с заявлениями.

– О каких уголовных делах в отношении Белхароева и Бекова еще можно говорить, кроме хулиганства?


– В отношении Белхароева и иных неустановленных лиц возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 162 УК РФ («Разбой»). По данным следствия, совершено нападение в отношении гражданина, у которого под надуманным предлогом Белхароев с соучастниками отобрал автомобиль с применением насилия, который затем был продан. Пострадавший обращался в полицию ранее, но потом, видимо, посчитал, что это бесполезно. Увидев в СМИ, что мероприятия в отношении участников группы проводятся, обратился повторно с заявлением, после чего было возбуждено уголовное дело.

– Не менее резонансным стало задержание свердловскими оперативниками в Чечне Мовсура Хасаева, который обвиняется в заказном убийстве армянского бизнесмена Ашота Арутюняна в 2011 году. В прессе озвучивалось, что на расследование уголовного дела пытаются оказать влияние высокие чины. Вы или ваши сотрудники ощущаете какое-то давление извне?

– История с чеченским киллером получила неожиданное продолжение. Я сам выезжал дважды в Грозный. В январе 2018 года с коллегами из чеченского ОБОП мы провели задержание Хасаева. Он пытался скрыться, уехал, но были приняты все меры к задержанию. Прежде чем поехать в Чеченскую Республику, Следственным комитетом был наработан достаточно большой объем доказательственной базы, в том числе нашим подразделением, поэтому была уверенность, что это он совершил преступление. Потом месяца два предпринимались попытки оказания давления на оперативников нашего подразделения. На свидетелей тоже оказывалось серьезное давление. Доходило до того, что мы выезжали в Челябинскую область с СОБРом и пресекали попытки со стороны чеченской диаспоры оказать давление – свидетелей убеждали, что надо отказаться от показаний. Давление идет постоянное, и нами принимаются меры, чтобы те же самые свидетели были от него ограждены и чтобы в суде дело было рассмотрено объективно. Сейчас идет ознакомление Хасаева с материалами уголовного дела, и, скорее всего, в конце месяца оно будет направлено в суд. Кроме убийства бизнесмена ему вменяется покушение на убийство охранников, в которых он стрелял, а также незаконное ношение оружия.

– Как вы оцениваете роль этнической преступности в общей структуре криминалитета на Среднем Урале?


– За 9 месяцев 2018 года к уголовной ответственности привлечено в два раза больше участников этнических ОПГ, чем за аналогичный период прошлого года. К примеру, группа Абилова в Нижнем Тагиле. Она занималась преступлениями общеуголовной направленности, грабежами, вымогательствами, похищениями, держала в страхе весь город. Когда мы поднимали по ним отказные материалы, то были в недоумении: человеку в ногу стреляют, а ему отказывают в возбуждении уголовного дела. Из последних спецопераций это задержание членов узбекской ОПГ, которая занималась массовыми хищениями с фур, и группа, состоящая полностью из граждан Таджикистана, причастная к хищениям из продуктовых магазинов, известно как минимум о 16 преступных эпизодах.

«Люди сюда приходят с чистыми помыслами»


– Одним из объектов, где ранее процветала этническая преступность, была «Овощебаза №4» в Екатеринбурге. Но за последний год там подозрительно тихо. С чем вы это связываете?

– Был примерно определен круг лиц, которые оказывают влияние на криминогенную ситуацию на объекте, в том числе небезызвестный Иван Обухов, который был привлечен к ответственности усилиями сотрудников нашего подразделения. Как правило, когда мы заходили туда с ОМОНом или СОБРом, это уже была крайняя ситуация, и она свидетельствовала о том, что ситуация запущена. Это может говорить о том, что мы недоработали где-то, не успели вовремя пресечь, предупредить, привлечь к ответственности вот этих смутьянов, баламутов. Сейчас пытаемся работать на упреждение, чтобы не было подвижек к совершению преступлений, сейчас там ситуация успокоилась.

– Упомянутый вами Иван Обухов освободился из колонии чуть более месяца назад. Какой-то контроль его действий проводится?

– Я скажу так. Если господин Обухов пожелает опять быть причастным к совершению преступлений, мы найдем силы и возможности не допустить его влияния на криминогенную обстановку.

– Что посоветуете делать людям, с которых пытаются вымогать деньги?

– Прежде всего, не бояться обращаться в дежурную часть полиции любого территориального МВД либо к нам напрямую. Мы также в случае обращений реагируем, принимаем заявления, регистрируем, проводим весь комплекс мероприятий. Очень часто сталкиваемся с ситуацией, когда имеем оперативные сведения о причастности участников ОПГ к десяткам эпизодов преступной деятельности, а реально уходит в суд дело по 5–6 эпизодам, потому что люди боятся зачастую, хотя результаты работы свидетельствуют о том, что дела мы доводим до суда.

«Люди сюда приходят с чистыми помыслами»


– Уместно ли говорить о наличии в Свердловской области некой ОПГ, состоящей из бизнесменов и чиновников, даже скорее бывших чиновников администрации Екатеринбурга? Когда ОБОП проводил обыски в 2013 году у вице-мэра Тунгусова, то впечатление создавалось именно такое. Стоит ожидать новых спецопераций?

– При поступлении информации о преступной деятельности чиновников любого ранга наше подразделение будет реагировать. Не могу сказать, что по конкретно озвученному должностному лицу задача поставлена, но если дополнительные данные поступят о совершенных преступлениях, то будем действовать несмотря ни на какие фамилии и заслуги. Если есть подозрения, что человек причастен, прежде всего, к организованной преступности, пресечением которой занимается наша служба, то будем заниматься.

«Люди сюда приходят с чистыми помыслами»


– Занимается ли ОБОП разработкой «лесных» банд, специализирующихся на незаконной рубке древесины?


– У нас есть сотрудники, которые поднаторели в этом деле. Мы выявили и пресекли деятельность достаточно известных ОПГ в Алапаевске 2–3 года назад. При этом её участников привлекали по незаконной рубке леса именно в составе организованной группы лиц. Сейчас ряд дел находится в сопровождении нашего подразделения, возбуждены уголовные дела. В этом направлении не сказать, что мы прицельно отрабатываем, потому что на все не разорвешься и это по большей части направление других подразделений. Леса вырубаются, и это проблема нашей области, и, если у нас имеется информация о преступных группах, мы стараемся ее реализовывать. Сейчас проводятся мероприятия в ряде районов области, пока фамилии не могу сказать, причастные установлены, проводятся мероприятия на закрепление их вины. Не без проблем проходят следственные и оперативные мероприятия, потому что оказывается существенное противодействие со всех сторон и достаточно непросто такие дела направлять в суд. Хоть мы и не подразделение собственной безопасности, приходится сталкиваться с пониманием того, что поддержку ОПГ могут оказывать некоторые нерадивые полицейские.

– Понимание со стороны Управления собственной безопасности находите в таком случае?

– Понимание находим, прежде всего, со стороны руководства ГУ МВД, и Михаил Анатольевич Бородин (экс-начальник свердловского ГУ МВД. – Прим. ред.) и заместители начальника главка всегда нас поддерживали. Не было такого, чтобы при выявлении в цепочке ОПГ сотрудников полиции нам запрещали продолжать работать в этом направлении.

– При этом, насколько помню, случаев по обвинению сотрудников ОБОП в коррупции не было, в отличие от, например, оперативников УЭБиПК.

– Да, с гордостью хотел бы отметить тот момент, что, несмотря на вал сообщений о задержании сотрудников, нам удается привлекать на работу таких людей, которых не интересует материальная составляющая. Я с 2003 года работаю в подразделении по борьбе с оргпреступностью, и за 15 лет ни один сотрудник свердловского ОБОП не был привлечен за преступления коррупционной направленности, за получение взятки. И данным фактом я горжусь, может даже где-то больше, чем каким-то резонансным раскрытым преступлением. Нам удается сохранять такую атмосферу, что люди сюда приходят с чистыми помыслами, либо, имея тайные желания, но видя, какой работает коллектив, который неприемлемо относится к коррупции, они постепенно понимают, что здесь нет места взяткам. Был случай около шести лет назад, когда сотрудники, отработав у нас несколько месяцев, говорили, что не желают здесь служить, так как здесь не заработать, признались, и в кратчайший период времени мы позволили им перевестись, предупредив руководителей тех подразделений, куда они переводятся, с какими намерениями к ним приходят сотрудники. Вот эта генеральная линия, что сотрудники ОБОП некоррумпированные, она остается и вызывает большую гордость.

– Чем это можно объяснить?

– Прежде всего, чтобы попасть в наше подразделение, мы проводим огромный комплекс мероприятий. Помимо самой кадровой работы мы осуществляем свои внутренние мероприятия, собираем информацию, чтобы понять, были ли у претендента какие-то ситуации, где может иметь место коррумпированная составляющая или конфликт интересов, и отказываем людям на основании этого, пусть даже в связи с этим и возникают проблемы с некомплектом. Но пусть лучше он будет, чем человек потом попадется на том, что пытался заработать нечестным путем. В последнее время все чаще приходят выпускники вузов, хотя порой проще взять сотрудника, который уже поработал в оперативных подразделениях и которому не надо объяснять простейшие вещи. Но с другой стороны, взять человека с института и обучить его, привить ему нормы морали службы в полиции бывает даже приятнее, чем взять готового сотрудника.

– На прошлой неделе в Екатеринбурге состоялась презентация книги «Ловцы банд». Насколько понимаю, вы лично приложили руку к её появлению?

– В её создании участвовали и действующие сотрудники, и ветераны. Мы взяли за основу деятельность около 123 преступных групп, ярких, резонансных дел, где-то в пределах допустимого приоткрыли завесу, чтобы не нарушать гостайну, рассказали о проводимых ранее внедрениях, предотвращенных заказных убийствах и похищениях. Потому что одно дело – раскрыть их, а другое, когда на последней стадии человек, выражаясь образным языком, подносит пистолет к голове жертвы, а ему говорят: «Вы задержаны». Так было в прошлом году – нашему сотруднику удалось внедриться в группу Заманова, который готовил похищение и желал убить своих бывших работодателей. Наш человек три дня с ними ездил, выполнял указания, и в последний момент мы их задержали, преступление не было доведено до конца благодаря усилиям наших сотрудников. В свое время таким профессионализмом могли похвастаться ветераны ОБОП. В этой книге все это отражено, и она будет интересна даже простому человеку, не посвященному в эти дела. Роль ветеранов в создании этой книги огромна, они, не жалея сил и времени, доставали архивные фотографии, материалы, которые у них хранились, рассказывали журналистам подробности как непосредственные участники событий, как люди, которые раскрывали эти преступления.

– На презентации был замечен Константин Строганов, бывший замначальника Управления уголовного розыска свердловского ГУ МВД, а еще ранее – руководитель ОБОП, который сейчас перевелся в Москву. Найдется ему достойная замена?

– Его переезд – это огромная потеря прежде всего для нашего подразделения, потому что Константин Юрьевич в свое время был его начальником, в самые сложные периоды он его отстоял в том виде, в котором оно есть, и благодаря ему оно сохранилось и показывает неплохие результаты. Даже когда он ушел на повышение, он всегда оставался другом, всегда радел за сотрудников нашего подразделения и принимал активное участие в громких резонансных делах, помогал с организацией мероприятий. Его хорошо знают в области и понимают, что это профессионал, и если он берется за какие-то преступные группы, то гарантировано, что её участники будут привлечены к уголовной ответственности. Не секрет, что, когда в 2008 году был ликвидирован УБОП, сотрудники были на перепутье. Никто не знал, что дальше будет. Потом был период, когда мы в виде оперативно-розыскной части существовали, очень много оперативников тогда ушло, подразделение к тому моменту почти перестало существовать, было неэффективным. Громадных усилий Константину Юрьевичу стоило, чтобы все это восстановить.

– Что пожелаете своим коллегам по случаю 30-летия со дня создания службы УБОП?

– За 30 лет пройден огромный путь. Был сложный период 90-х годов, когда преступность перешла все границы, когда можно было каждый день включать телевизор и слышать про убийства, похищения, вымогательства, все это цвело махровым цветом, и казалось, что преступность победила правоохранительные органы. Тем не менее во многом именно благодаря УБОП эту волну удалось сбить, удалось привлечь к ответственности наиболее одиозных личностей, участников ОПГ. В настоящее время мы продолжаем все традиции, заложенные ветеранами, которые служили в нашем подразделении, и я хочу пожелать им здоровья, оптимизма, веры в свои силы и возможности делиться опытом с молодыми сотрудниками, потому что этот опыт бесценен. Сотрудникам, которые сейчас стоят на переднем краю борьбы с преступностью, добиваются отличных, я считаю, результатов и имеют право с гордостью произносить, что являются сотрудниками легендарной службы по борьбе с организованной преступностью Управления уголовного розыска, – непоколебимости и отваги.

При содействии пресс-службы ГУ МВД России по Свердловской области

Иван Морозов © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог




Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
Сегодня
15.12.2018
14.12.2018




Мы в соцсетях





Архив
«    Декабрь      »  2018   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31